Дипломные работы бесплатно
курсовые, дипломы, контрольные, рефераты
Заказать
   » Главная  » Русский язык  » Функционирование имён прилагательных в стихотворениях С. А. Есенина

 


Введение......................................................................................

Глава I. Теоретические основы

исследования...............................................................................

1.1. Творчество С. А. Есенина.................................................

1.2. Экспрессивность. Образность. Оценочность.

Эмоциональность.......................................................................

Глава II. Употребление имён прилагательных

в стихотворениях С. Есенина....................................................

Заключение...................................................................................

Литература....................................................................................

Наука о Есенине насчитывает не один десяток лет. С середины 1920-х годов, наряду с отечественным, возникает зарубежное есениноведение на русском и иностранных языках. Обе эти ветви развивались параллельно и самостоятельно, игнорируя достижения друг друга, почти до конца XX века.

Однако еще на рубеже 80-90-х годов сложилась ситуация, открывшая широкие возможности для свободного обмена научными идеями между учеными разных стран. Это относится и к есениноведению. Авторы лучших работ, издававшихся у нас и за рубежом, спорили друг с другом, испытывали взаимодействие и взаимное влияние, сближая тем самым свои позиции и концепции. Предметом такого диалога оказывались и более ранние публикации, особенно вышедшие за границей и написанные прежде всего русскими эмигрантами, но только в конце XX в. включившиеся в наш научный оборот и по достоинству оцененные в отечественном есениноведении.

Свобода, которая в конце XX в., говоря словами Есенина, вновь, как и в 1917 г., "хлестнула дерзко за предел" [Т. 2. С. 143] и "взметнулась неистово" [Т. 3. С. 161], раскрепощение исследовательской мысли, широта, масштабность и глубина научного мышления отечественных и зарубежных есениноведов позволили по-новому взглянуть на жизнь и творчество поэта. Всенародное (в России) и даже всемирное празднование столетия со дня рождения Есенина в 1995 г., проведенные тогда в разных странах, международные научные конференции и выпущенные в дальнейшем на их основе сборники с интернациональным составом авторов, издания в разных странах собраний сочинений поэта и фундаментальных трудов о нем, в которых русский национальный гений признан великим поэтом мирового масштаба,- все это означало возникновение единого мирового есениноведения и, естественно, явилось началом его нового этапа.

Важным фактором обновления в исследовании жизни и творчества поэта стало реальное сближение разных потоков есениноведения: отечественного и зарубежного, современного и "задержанного", академического и вузовского, методологического и документального, диссертационного и издательского, народного и мемориально-музейного.

Первым признаком современного взгляда на наследие Есенина является признание некоторыми есениноведами полифонизма как главного принципа и, более того, основы есенинского творчества. Наиболее подробно историю и сущность этого принципа у Есенина исследовала Н.И. Шубникова-Гусева: "Главной заслугой поэта является создание нового типа лирической и эпической поэзии, построенной на полемическом диалоге".

Наиболее глубоко и тонко черты диалогизма и полифонии творчества Есенина были раскрыты в работах A. M. Марченко, В. И. Харчевникова, В. Г. Базанова, Л. Л. Вельской и А. Н. Захарова.

Можно сказать, что Есенин на материале лирической поэзии, монологичной по своей форме, совершил в XX в. то, что Достоевский воплотил в свое время в романе, но существенно усилил полемический характер диалога и изобрел для этого свои специфические средства. По сравнению с Достоевским Есенин сделал совершенно новый шаг в искусстве".

Творчество Есенина многогранно во всем: в содержании и форме, в полифоничности образов и смыслов одного и того же значения, в разнообразии подходов, тем, мотивов и художественных средств их воплощения: традиционных и новаторских, народных и литературных, христианских и языческих, жизнеподобных и фантастических, русских и иностранных, коллективных (так называемых вечных) и индивидуальных, авторских. Это свидетельствует о необъятности наследия поэта по широте, глубине и масштабности.

На первый взгляд, поэзия Есенина кажется простой и понятной, доступной каждому, даже неподготовленному читателю. Она завораживает яркостью образов и усыпляет кажущимся однообразием ритмики. Такой видят ее и многие исследователи творчества так называемых "сложных" поэтов: Вяч. Иванова, Хлебникова, Пастернака, Мандельштама, Цветаевой, модернистов и поставангардистов. Однако на грани XX-XXI вв. многим исследователям открылись масштабность, глубина и многогранность есенинского мира, его гениальная простота. Это стало ясно даже некоторым иностранным есениноведам. Вот мнение американской исследовательницы Марии Павловски: "Принято считать, что относительно меньшая популярность Есенина на Западе, чем в России, и особенно в западном литературоведении,- результат отсутствия утонченности, технического богатства, литературного подтекста мандельштатамовского или пастернаковского типа, поддающихся расшифровке при помощи новых литературных теорий. Однако дело в другом. Перечисленные качества не отсутствуют у Есенина, они имеют совершенно иной характер. ... Ценностные категории его творчества неприменимы к творчеству многих других поэтов, и наоборот. Для полного понимания поэзии Мандельштама, поэтического антагониста Есенина, надо знать греческую и римскую литературу и античную мифологию, а для подобного понимания Есенина надо знать славянскую, родную мифологию, этнографию, религию, фольклор". [Столетие Сергея Есенина. С. 95-96.] Еще глубже проникают в суть есенинской поэзии некоторые отечественные ученые: "В конечном итоге, перед лицом есенинской поэзии вы как бы теряете все критерии, вступая в иной пласт поэтической реальности. ...Когда речь идет о Есенине, вы переживаете такое глубокое погружение в вашу собственную сущность, что оказываетесь на другом, еще неизвестном, берегу поэзии. ...

Тайна есенинской поэзии не только в ее образах и интонациях - в ней заложен и намек на то, чего нет и не может быть в словах. Стихи Есенина выводят к истокам, где уже язык бессилен и наступает власть великого молчания ("Я молчанью у звезд учусь"). ...

Гений - обычный гость в русской культуре от Андрея Рублева до Хлебникова, но Есенину каким-то чудом удалось то, что выходит даже за пределы концепции гениальности". [Мамлеев Ю. Духовный смысл поэзии Есенина // Столетие Сергея Есенина. М., 1997. С. 30-31.]

Есенин - человек и поэт сложный, многогранный, живший в бурную эпоху войн и революций. Все это с самого начала определило неоднозначность восприятия его личности и творчества, породило множество разных, порой диаметрально противоположных точек зрения, гипотез и легенд в мировом есениноведении.

Наиболее прозорливые критики сразу увидели в Есенине не только талантливого поэта, но и своеобразного мыслителя. Вот что писала о поэте З. Бухарова в мае 1916 г.: "Мыслитель в нем только намечается, но намечается своеобразно, чутко, истинно, народно". [Бухарова З.Б. Сергей Есенин. Радуница // Нива: Ежемесячные лит. и поп.-науч. прилож. к журн. "Нива" за 1916 г. Т. 2. Пг. № 5. Май. Стб. 148-150.] В 20-е годы, сразу после смерти Есенина, начали писать о необходимости комплексного изучения его поэзии как единого целого, как образной системы, звучали призывы к научному, непредвзятому, конкретно историческому освещению творчества поэта в полном объеме и в сложной динамике развития (см. работы Е. Никитиной, В. Дынник, В. Друзина). Однако этому препятствовал целый ряд причин объективного и субъективного, научного и социального характера. Понятно, что данные обстоятельства не могли способствовать строго научному анализу творчества Есенина - на первый план выдвигалась то одна, то другая сторона образного мира поэта, принимавшаяся исследователями за целое. Абсолютизировались отдельные ("крестьянские", "патриархальные", "религиозные", "сектантские", "имажинистские", "упадочные" или "жизнеутверждающие") мотивы творчества Есенина, и на этой искаженной, узкой основе производился разбор всей есенинской поэзии.

Только целостный подход мог дать возможность объективного анализа жизни и творчества поэта. Отдельные попытки такого подхода были предприняты в 70-е гг. (A.M. Марченко, А.Н. Захаров и др.). Однако идеи целостного анализа образного мира Есенина стали интенсивно разрабатываться лишь со второй половины 80-х гг. в книгах А. Марченко, В. Хазана, Э. Мекша, А. Карпова, Л. Вельской, в диссертациях Т. Савченко, Н. Арсентьевой, И. Степанченко, Ю. Прокушева и др. К началу XXI в. накоплено большое количество материала для целостного подхода к художественному миру Есенина. Но главным итогом и важнейшей основой анализа жизни и творчества поэта является академическое Полное собрание сочинений С.А. Есенина в семи томах (девяти книгах) с его сборниками-спутниками "Новое о Есенине": 1994-2002, а также пятитомная "Летопись жизни и творчества С.А. Есенина", подготовленная в Есенинской группе ИМЛИ РАН.

Есенинское творчество имеет такие черты, как совмещение несовместимого, т. е. диалектическое единство многогранности, "широты охвата" (А. Воронский), полифонизма, антиномизма, "полемической диалогичности" (Н. Шубникова-Гусева"), центонности, с одной стороны, и целостности, гармоничности, универсализма и космизма,- с другой, а также метаморфизма; пересоздание, преображение, одушевление реальной действительности в его творчестве; "органическая образность" (Есенин), превращение метафоры в символ и развертывание символа в миф; скрытая символизация и мифологизация реалий внешнего и внутреннего мира.

Его образный мир действительно характеризуют, с одной стороны, полифонизм, многогранность и многообразие точек зрения, концепций и принципов, мотивов и тем, художественных приемов и средств, сложность мышления и противоречивость поведения самого поэта и персонажей его произведений, вплоть до борьбы противоположных начал: антиномизм вечного и преходящего, небесного и земного, духовного и материального, божественного и дьявольского, человеческого и звериного, общечеловеческого и классового (крестьянского или пролетарского), нового и старого, настоящего и будущего, ухода и возвращения, красоты и пользы, цветения и увядания, жизни и смерти... С другой стороны, поэт стремился к гармонии, к диалектическому единству противоположных начал: "Розу белую с черною жабою // Я хотел на земле повенчать" [Т. 1. С. 185].

Большой заслугой исследователей именно последних лет явилось обоснование важного положения: все творчество Есенина представляет собой сложное, но единое целое - художественно-философский мир. Не поэтический или художественный, а именно художественно-философский. Признание этой особенности всех есенинских произведении и других текстов писателя в совокупности служит вторым признаком современного этапа есениноведения.

И действительно, несмотря на противоречивость, все творчество Есенина представляет собой единый художественно-философский мир, целостную художественно-философскую картину Вселенной - Космоса, Земли и Социума, образную концепцию мироздания и человека в нем: "Все во мне и я во всем" (Ф.И. Тютчев). Единство есенинского мира заключается в одушевленности всего сущего: у него природа очеловечивается, а человек "оприроднивается". Поэтому важнейшим законом этого мира является всеобщий метаморфизм: не только люди, животные и растения - дети единой Матери-Природы (согласно понимаемой Есениным "узловой завязи природы с сущностью человека"), но и планеты, стихии и предметы являются их братьями и сестрами: "Знаю, мать-земля черница, // Все мы тесная родня" [Т. 1. С. 98]. В соответствии с народным мифопоэтическим мышлением Есенин устанавливает родство, единство живой и "неживой" природы, Земли и Вселенной, материального и духовного, реального и фантастического, стихий и стихов. И в то же время все в есенинском мире взаимообратимо: природа очеловечена, а человек "оприродован" (человек-растение, цветок, дерево, зверь и т. п.).

На основе понимания всего есенинского творчества как художественно-философской целостности некоторыми исследователями последних лет успешно проводится скрупулезный анализ отдельных составляющих есенинского мира, а также концептуальных сквозных и локальных образов. Это можно считать третьим признаком нового подхода к наследию Есенина.

В книгах и статьях Ю. Прокушева, Ю. Мамлеева, Т. Савченко, Мишеля Никё (Франция), Гордона Маквея (Англия), О. Вороновой, А. Марченко, В. Фа-тющенко, Н. Шубниковой-Гусевой, Ежи Шокальского (Польша), Леонарда Кошу-та (Германия), С. Субботина, Марии Павловски (США), Миодрага Сибиновича (Югославия), А. Карпова, Л. Вельской, В. Хазана, С. Семеновой, Эдуарда Мекша (Латвия); А. Кулинича, И. Степанченко и Л. Киселевой (Украина), А.И. Михайлова, Н. Арсентьевой, В. Харчевникова, О. Юшиной, А. Козловского, Е. Самоделовой, М. Айвазяна, М. Скороходова, Н. Юсова и др. вскрываются и анализируются отдельные стороны художественного мира поэта: историко-биографическая, социально-психологическая, религиозно-мифологическая, структурная, жанровая, художественно-эстетическая, образно-метафорическая, лексико-стилистическая, ритмико-мелодическая и др.

Углубленный анализ одной из составляющих есенинского мира можно показать на примере исследования религиозно-мифологического источника творчества Есенина. В последнее время религиозно-мифологическая составляющая художественно-философского мира Есенина интенсивно исследуется в отечественном и зарубежном есениноведении. Достаточно назвать работы С.Г. Семеновой, А.И. Михайлова, Т.К. Савченко, Н.И. Шубниковой-Гусевой, Н.М. Солнцевой, Л.А. Киселевой (Украина), Э.Б. Мекша (Латвия), Е. Шокальского и А. Маймие-Скуловой (Польша), М. Никё (Франция), М. Павловски (США) и др.

О. Воронова защитила докторскую диссертацию "Творчество С.А. Есенина в контексте традиций русской духовной культуры" [М., 2000] и издала книгу "Сергей Есенин и русская духовная культура" [Рязань, 2002]. Здесь впервые проводится широкое комплексное исследование историко-культурного контекста творчества С.А. Есенина в аспекте взаимодействия с различными "сегментами" национальной духовной культуры - такими, как "славяно-языческая мифология; русский религиозный фольклор; народная календарная и семейная обрядность; древнерусская духовная словесность; библейская и церковно-книжная традиция: православная литургика, молитвослов и иконография; духовная поэзия и проза; религиозно-философская мысль; паломничество и странничество; расколо-сектантская духовная практика; традиционные формы сакрализованного антиповедения: юродство, ряженье, скоморошество". [Воронова О. Е. Сергей Есенин и русская духовная культура. Рязань, 2002. С. 6.]

Четвертым признаком современного взгляда на есенинское наследие является пересмотр традиционных этапов и тем творчества поэта - Есенин и: революция, крестьянство, религия, имажинизм, а также смысла и значения отдельных произведений поэта. В качестве примера можно привести хотя бы две книги: Шубникова-Гусева Н.И. "Поэмы Есенина: От "Пророка" до "Черного человека". Творческая история, судьба, контекст и интерпретация" [М., 2001].; "Русский имажинизм: история, теория, практика" [М., 2003].

Что же касается "новейших подходов" к творчеству Есенина, которые часто применяются в отношении других писателей, то за рубежом, а в последние годы и у нас, его поэзия подвергается и фрейдистскому, и интерпретационному, и экзистенциалистскому, и тендерному, и структуральному, и статистическому, и другим видам анализа. Многие есениноведы применяют свои методы исследования есенинской лирики и считают их единственно верными. Однако абсолютизация одного подхода, имеющего ограниченный круг применения, как и механическое сочетание многих, неизбежно приводит к искажению творчества поэта. "Примером тому являются, на наш взгляд,- пишет О. Воронова, применяющая в некоторых своих работах о Есенине экзистенциалистский метод,- отдельные положения кандидатской диссертации минского исследователя A.M. Лагуновского (1993), написанной на тему "Художественная концепция действительности в творчестве С.А. Есенина (категория отчуждения)". <...> Упрекая своих коллег в попытках выпрямить и упростить сложный и противоречивый творческий путь Есенина, исследователь, однако, как это часто бывает, впадает в новую крайность, гипертрофируя лишь один (хотя и весьма существенный!) из мотивов есенинской лирики - мотив отчуждения - и представляя его основой и сердцевиной всей есенинской концепции действительности. В результате в диссертации предлагается, вопреки желанию автора, не что иное, как новый вариант "выпрямления" и "упрощения" творческой биографии поэта". [Воронова О.Е. Современные принципы интерпретации творчества С.А. Есенина // Изда ния Есенина и о Есенине. Итоги открытия, перспективы: Сб. науч. тр. М., 2001. С. 113.] Причем А. Лагуновский широко применяет в своей диссертации и биологизированный фрейдистский психоанализ.

Стремление к применению новых методов и подходов к творчеству поэта, новых принципов анализа его произведений и художественно-философского мира Есенина в целом является пятым признаком современного есениноведения.

"Творчество С. Есенина,- отмечал В. Харчевников,- всегда было сложной проблемой с любой точки зрения ... . Помимо причин объективного характера здесь постоянно присутствует фактор совершенно уникального творческого дарования Есенина, которое требует особой научной методики исследования". [Харчевников В.И. С.А. Есенин и русская поэзия начала XX века: Автореф. дис. д-ра филол. наук ... Л., 1982. С. 3.]

Шестая особенность есенинских исследований рубежа веков - это разработка новых тем творчества Есенина: смерть Есенина, проза поэта, его философские взгляды, Есенин и школа, есенинская текстология, мировое значение Есенина, Есенин и русское зарубежье, Есенин и эсеры, издания поэта на оккупированных территориях и др. Многие из этих тем только начинают исследоваться.

Можно назвать и другие, более конкретные особенности современного есениноведения. Все они, как и выше названные главные признаки современного подхода к жизни и творчеству поэта, наиболее ярко воплотились в академических изданиях "Полного собрания сочинений в семи томах" (девяти книгах) с его сборниками-спутниками и в пятитомной "Летописи жизни и творчества С.А. Есенина", в монографиях и диссертациях рубежа веков: Ю.Л. Прокушева, Т.К. Савченко, О.Е. Вороновой, Н.И. Шубниковой-Гусевой, А.Н. Захарова, Л.В. Занковской, М.В. Скороходо-ва, А.А. Козловского, Н.Г. Юсова и некоторых других, на международных конференциях, проводимых Институтом мировой литературы им. A.M. Горького РАН совместно с Рязанским государственным педагогическим университетом им. С.А. Есенина и Государственным музеем-заповедником С.А. Есенина при участии есениноведов России и других стран.

Итак, С. А. Есенин - поэт, значение которого для русской культуры трудно переоценить. Есенин - это один из символов русской литературы, русской культуры, русского образа жизни, русского взгляда на мир.

Существует множество работ, посвящённых творчеству С. А. Есенина.

В основном они касаются тематики его произведений, их нравственного и философского содержания.

Мы в нашей работе обратим внимание на лингвистический аспект творчества поэта. В частности, мы проанализируем использование имён прилагательных в стихотворениях Есенина. Как известно, лирика С. А. Есенина очень метафорична. Поэтому исследование использования имён прилагательных в его стихотворениях представляет определённый интерес: слова этой части речи по своей природе более экспрессивны, эмоциональны, образны, чем слова других частей речи, они, быть может, более связаны со значениями выражения чувств, что актуально для поэзии С. А. Есенина.

Итак, цель нашей работы - выявление особенностей использования имён прилагательных в стихотворениях С. А. Есенина. Эта цель определяет следующие задачи:

1) Описание творчества С. А. Есенина с акцентом на его особой метафоричности;

2) Выделение имён прилагательных в стихотворениях С. А. Есенина;

3) Распределение этих прилагательных по разрядам и по семантическим группам;

4) Анализ прилагательных с точки зрения наличия у них эмоциональной семантики;

5) Анализ использования имён прилагательных в рамках тропов;

6) Анализ связи имён прилагательных с общей эмоциональным пафосом стихотворений С. А. Есенина.

Захаров А. Н. Проблемы поэтики Есенина в советском и зарубежном литературоведении (к 80-летию со дня рождения поэта) // Вестник Московского университета. Сер. "Филология". 1975. № 5

Захаров А. Н. Научная есениниана: Предварительные итоги. К 100-летию со дня рождения С.А. Есенина // Библиография. М., 1995. № 1

Юшина О. И. Поэзия С. Есенина в современном зарубежном литературоведении и критике // Актуальные проблемы современного есениноведения. Рязань, 1980

Захаров А. Н. Поэтика Есенина. М., 1995

Занковская Л. В. Творчество Сергея Есенина в контексте русской литературы двадцатых годов XX века. М., 2002

Самоделова Е. А. Историко-фольклорная поэтика С.А. Есенина. Рязань, 1998

Воронова О. Е. Современные принципы интерпретации творчества С.А. Есенина // Издания Есенина и о Есенине. Итоги открытия, перспективы: Сб. науч. тр. М., 2001

Харчевников В. И. С. А. Есенин и русская поэзия начала XX века. Л., 1982

Творчество С. А. Есенина: Вопросы изучения и преподавания: Межвуз. сб. науч. тр. Рязань, 2003

Сергей Есенин и русская школа: Книга материалов Международной научно-практической конференции. Рязань, 2003

Есенин и русская поэзия XX-XXI вв.: Традиции и новаторство. Рязань, 2004

Толковый словарь русского языка. В 4-х томах / Под редакцией Д. Н. Ушакова. М., 1996

Лингвистический энциклопедический словарь / Под редакцией В. Н. Ярцевой. М., 1990

Словарь русской литературы / Под редакцией М. Т. Уртминцева. Нижний Новгород, 1997

Современный русский язык. Теория. Анализ языковых единиц . В 3-х частях. Часть 1 / Под ред. Е. И. Дибровой. Ростов-на-Дону, 1997

История русской советской литературы. В 4-х томах. Том 1 / Под ред. А.Т. Дементьева. М., 1967

Волков А. А. Художественные искания Есенина. М., 1976

Сергей Есенин. Проблемы творчества. Сборник статей / Сост. П. Ф. Юшин. М., 1978

Сергей Есенин. Собрание сочинений в 3-х томах. Под редакцией Е. А. Есениной, С.А. Васильева. М., 1970

Галкина-Федорук Е. М. Об экспрессивности и эмоциональности в языке // Сборник статей по языкознанию. М., 1958

Балли Ш. Французская стилистика. М., 1961

Винокур Т. Г. О содержании некоторых стилистических понятий // Стилистические исследования. На материале современного русского языка. М., 1972

Васильев Л.М. Стилистическое значение, экспрессивность и эмоциональность как категории семантики // Проблемы функционирования языка и специфики речевых разновидностей. Пермь, 1985

Девкин В.Д. Псевдоэкспрессия // Общие и частные проблемы функциональных стилей. М., 1986

Матвеева Т.В. Лексическая экспрессивность в языке. Свердловск, 1986

Гридин В.Н. Экспрессивность //Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990

Лукьянова Н.А. Экспрессивность как семантическая категория // Языковые категории в лексикологии и синтаксисе. Новосибирск, 1991

Проблемы экспрессивной стилистики. Вып. 1. Ростов-на-Дону, 1987

Проблемы экспрессивной стилистики. Вып. 2. Ростов-на-Дону, 1991

Виноградов В. В. Русский язык. М.,1961

Шмелев Д. Н. Проблемы семантического анализа лексики. М., .....

Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М.,1966.

Шмелев Д. Н. Слово и образ. М., 1964

Трубецкой Н. С. Основы фонологии. М., 1960

Потебня А.А. Из лекций по теории словесности. Харьков, 1914

Есенин С. А. Избранное: Стихотворения и поэмы. М., 1983

Примечаний нет.

 

Дисциплина: Русский язык